Живи, тварь, живи

Ну, что тварь. Не боишься? Смотришь на меня с мерзкой ухмылкой. Ну, конечно, что тебе может сделать молодая женщина. Ты ждешь, что я буду истерить, плевать тебе в лицо, угрожать милицией. Ты ждешь, что я буду исходить криком спрашивая, как ты мог изнасиловать маленькую девочку. И мы с тобой знаем – она не единственная, которую ты, тварь, испоганил. И так же мы с тобой знаем – милиция беспомощна, у тебя бизнес, у тебя неприкосновенность и прочие доспехи, которыми ты прикроешься, сделав всего один звонок. И ты не боишься, ты даже не пугаешь меня. Ты лениво и презрительно смотришь и ждешь, что я буду делать дальше. Для тебя нет закона, ты – сам закон. Деньги, которые у тебя есть, позволяют тебе делать практически все, что ты хочешь, и так, как ты этого хочешь. Я даже не могу ничего сделать, чтобы тебя закрыли в камеру хотя бы на сутки. Там ты бы точно не смог ни чем откупиться, и там бы тебе за пять минут послу того как дверь в камеру захлопнется; там бы тебе моментально все объяснили и сделали с тобой то, что ты заслуживаешь. Но – это без вариантов. Ты не дойдешь даже до входа в милиции, как тебя встретит адвокат.
Ты не боишься. Ты смотришь на меня. Я без маски. Я тоже не боюсь тебя. Мы смотрим друг другу в глаза и ты даже не отводишь их, только лениво и устало закрываешь их на время, и опять мы смотрим друг другу в глаза. Мне хочется спросить, что двигало тобой. Где был твой разум, который отключил твои уши, когда маленький ребенок плакал и просил тебя «дядя пустите меня домой». Она ведь даже не понимала, что ты сука с ней творил. Ни она, ни другие. Я, наверное понимаю, что такое страсть, но не ужели тобой двигало только желание похоти, зов плоти?
Я ни о чем не спрашиваю, я ни чего не хочу знать. Это бессмысленно и ни к чему. Я долго тебя выслеживала и готовила себя к этому. Мне не просто было все устроить и организовать. И не то, что не хочу тратить время на разговоры, угрозы и подыскивать слова, чтобы выразить, как ты омерзителен. Я просто понимаю, что мы будем говорить на разных языках; и все, о чем ты сейчас думаешь – это, как я буду убегать из это ситуации. Ну, действительно, что может сделать молодая женщина?
А вот теперь смотри: это скальпель, это шприц, это новокаин. Я узнавала, у тебя нет анафилактического шока, и ты переносишь обезболивающее. Скотч со рта я снимать не буду, руки и ноги твои закреплены; и лучше тебе не дергаться пока я буду делать укол.
А ведь девочки даже не могли с тобой бороться, они просто сжимались и плакали в колени. Неужели тебя это так возбуждает? Неужели чувства жалости тебе не знакомо? А, понимаю – страсть, похоть, желание. Оно возникает, где то там, в голове, в мозжечке и начинает распалять низ живота, затуманивать глаза и голову. И все о чем ты думаешь в этот момент – это только желание излиться, погасить огонь, отдаться этой страсти.
Я не смогу влезть тебе в мозг и отключить эту функцию «насиловать детей». Я, к сожалению, не доктор Преображенский. Да и не к чему это. Пусть она остается у тебя в голове страсть, желание, похоть. Пусть тебя распирает от желания при виде маленьких девочек, пусть ты чувствуешь, как наливается соком твоя плоть, как огонь загорается в твоих чреслах. Пусть это все будет. Пусть желание разрывает тебя. Я даже не хочу тебя кастрировать, как на этом настаивает президент. Нет. Зачем? Пусть у тебя работает весь твой механизм возбуждения и генерации твоих мужских признаков и желаний. Пусть.
Смотри, еще раз. Скальпель, шприц, новокаин, игла для накладывания швов и пинцет. Смотри, сейчас я сделаю тебе укол, через мгновение начнет действовать обезболивающее. Через минуту я аккуратно отрежу тебе головку полового члена, с ее пещеристыми складками; которые так сладко трутся о чужую плоть или губы, или руку; и которую ты так старательно раньше тешил; и которая служила тебе верой и правдой. Которая выплескивала из себя капли твоего сока в распластанные и беспомощные тельца детей. Я врач, я все сделаю аккуратно. Ты уже через пару недель сможешь мочиться без проблем.
Без проблем.
Без всяких проблем. Все будет как прежде. Будет работать мозг, рождая желание, похоть, страсть. Твои яйца будут производить все необходимые функции. Твой гипофиз на месте. Твоя предстательная железа тоже на месте.
Видишь, я все сделала аккуратно и чисто. Сейчас я положу лед. Сниму скотч с твоего рта и ты вызовешь свою охрану. Теперь послушай меня.
Послушай меня: весь твой организм практически не тронут. Он работает как часы. Он вырабатывает все необходимые для жизни соки, ферменты и тд. И ты так же будешь возбуждаться видя девушек, ноги, декольте. Видя маленьких девочек. Представил? Ты будешь наливаться похотью, страстью, желанием. Огонь из твоего мозга будет спускать вниз. В живот, и ниже. Представил? Но выхода этому огню не будет. Никак. Весь твой организм будет вырабатывать все, что нужно для совокупления. И даже твой член будет напряжен, напитан кровью и соком. Он будет тверд и упруг. Представляешь? Но у тебя не будет этих маленьких нескольких миллиметров, которые нужны для того, чтобы излиться. Представил? Вижу по глазам – представил.
Вот и все. Живи тварь.


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *