… записки следователя…

— ну что Вовка-морковка, давай Москву покажу

— Мить, ну пожалуйста, ну не надо…ааааа…

— ну что ты ревешь как баба? У тебя то хозяйство то мужское есть?

Раз – и штаны сорваны и закинуты в угол туалета.

……………………………………………………………………………………….

— ну-ка подвинься,- резкое движение и Вовка вылетает из очереди в буфете. Попытка встать обратно натыкается на гул «…алле…гыггыгы…ты здесь не стоял…»

………………………………………………………………………………………………..

— Людмила Викторовна, пожалуйста, ну скажите Бескину, ну пусть он отдаст мне портфель.

— Во-первых, не красиво называть людей по фамилии; во-вторых – а ты, почему жалуешься и ябедничаешь? Ты мужчина, учись сам решать свои проблемы.

Это ужасно, тебе 11 лет, а ты в классе не самый высокий, но самый худенький и самый слабый. И все, даже младшие пытаются тебя как-то зацепить. И никто за тебя не заступаются. Все смеются. И даже те, кто сначала из жалости пытался заступиться. Через некоторое время отводят глаза, а потом проходят мимо. А ты же не можешь подбежать к ним и просить помощи. У тебя ведь есть чувство гордости. А им тоже обломно заступаться за слабака. А мама всегда говорила, что можно найти общий язык, что кулаки это не метод, что нужно быть выше или отойти в сторонку. А ты отходишь, а тебя все равно находят, тебя вытаскивают даже с четвертого этажа, где ты прячешься на перемене. И никто тебе не может ни помочь, ни защитить. И ты не хочешь жаловаться маме, потому, что стыдно… А на прошлой неделе Серега из 9 класса придумал новую шутку – стал вешать Вовку за пиджак на вешалку. А вчера он с кем-то вместе прибил гвоздь у девочек в туалете и повесил туда Вовку, за шкирку.

И в какой-то момент ты становишься изгоем, он вычитал это слово в одной книжке. И ты стал изгоем только потому, что не можешь и не хочешь с кем-то драться. А раз не можешь дать в нос, значит ты слабак и ссыкло. И директор, сняв его с дверей туалета, сначала хохотал, а потом долго сокрушенно говорил с ним; пытался объяснить, что надо иметь характер. Что надо быть мужчиной и учиться решать свои проблемы. А потом опять захохотал…

Ты заходишь в столовку как на ристалище, это слово Вовка тоже почерпнул в книжке, ты знаешь, что почти каждый может тебя толкнуть, оттолкнуть, обозвать. Ты кричишь в бессильной злобе в лицо ученику десятого класса: «сука ссаная, ну что ты до меня докопался…ну, что я тебе сделал…». В ответ ты получаешь в лицо тарелкой с супом и потом зажатый на лестнице выслушиваешь наставления, чередующиеся с тычкам в бедро. Это когда стоят напротив тебя и коленом бьют тебе в бедро, это неприятно и больно. И вечером ты, делая уроки, вдруг ощутив мамину руку на голове, утыкаешься ей в юбку и плачешь наотмашь. И просишь, просишь больше не отправлять тебя в эту школу. Мама, гладит тебя, пытается успокоить. Пытается выяснить, что случилось. А ты же не можешь ей все рассказать. Ты же мужчина. Вас и так в семье двое – ты и она. И если ты будешь слабым, кто будет защищать твою маму. И ты моешь холодной водой лицо. И даешь себе слово, что больше никто никогда в жизни не будет тебя обижать. Ты утром встаешь, мама уже на работе. А тебе нужно идти в школу. И ты ощущаешь, как чувство безысходности, мертвечиной забирается тебе в сердце.

Ты спускаешь вниз по лестнице с надеждой, что ты оступишься и сломаешь ногу. Или вдруг дверь заклинило. Или. Или… нет..ничего не происходит. Ты идешь. Откуда-то из книги он вспомнил, как гордо шли на казнь осужденные. Но почему он. Почему ему досталась такая жизнь. Он представил, как он придет в школу, и опять все начнется.

Ему вдруг, стало все безразлично и пусто. Он зашел в школу, разделся и прошел в коридор. На третье перемене когда, он ел, к нему опять подсел кто-то из девятиклассников и, думая, что он не видит, насыпал ему полную тарелку соли. Вовка поднял на него глаза, и совершенно безразлично спросил:

— зачем ты это сделал, я же тебе не мешал

— чо, ты чо тут бухтишь,- неожиданно смущенно стал закипать тот

— я просто спросил, почему ты так поступил, я же не могу теперь его есть, — в Вовкином голосе сквозила обреченность и беспомощность

— ты. Ты,- загоготал тот, — ты его сейчас скушаешь с аппетитом, — сказал он и взял Вовку за воротник

— убери, пожалуйста, руку…

Вовка вдруг неожиданно ясно понял, что жизнь его закончена. Что не будет завтра, послезавтра. Не будет маминых блинов по субботам. НИЧЕГО это не будет. В его жизни всегда будет только страх и обреченность. Он молча встал, и вырвавшись из рук парня, и под его улюлюканье выскочил из столовой.

Продавщица на кассе меланхолично выбила чек, и спросила: «пакет дать?». Вовка отказался от пакета. Смысл, какой, он все равно меньше чем бита. Бита стоила 97 рублей, с учетом НДС. Обычная деревянная бита. Он когда смотрел американские фильмы, всегда удивлялся – чего они так западают на бейсбол? Непонятная игра.

Он спокойно разделся. Как раз заканчивался пятый урок. Он зашел в столовую, когда 9 и 10 класс ели. Он подошел к их столу, его, почему-то даже не заметили. Митька кому-то что-то рассказывал, рядом сидел тот, с солью. Вовка подошел, и с размаху ударил Митьку битой по голове, сбоку. Он хотел еще ударить и второго, но тот отшатнулся и отскочил в сторону. Вовка сделал шаг в его направлении, но кто-то уже обхватил его сзади и вырвал биту из рук. У Вовки не было в тот момент ни какой злости. Какое-то совершенное спокойствие. И когда его тащили… А зачем, он даже не сопротивлялся… он повернул голову к тому, с солью… как его зовут то… блин… и сказал «никуда не уходи». Кто-то истошно кричал, кто-то плакал.

…………………………………………………………………………………………………….

«…ученик 10 класса Дмитрий… ий… положение тело обычное при падении… удар один… с правой стороны… гематома на виске…не совместимая с жизнью… предварительно… удар нанесен деревянным предметом типа по форме похожим на биту… учеником 5 класса… Владимиром … овым…» …

…………………………………………………………………………………………………


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *