Весна. Веснушки 2

…звук сирены нарастал. Я замер, затаил дыхание. Глядя в прицел видоискателя, я старался прочувствовать того, человека, которого сейчас буду снимать…Не того, человека, яркого и известного политика, а того, который устало выйдет из машины, потреплет по щеке подбежавшую дочь. И уже не, твердым и уверенным шагом, а тяжелым; чуть подворачивая ногу; пойдет к дому.

Меня часто спрашивают, как удаются мне мои снимки. Я не могу объяснить. Точнее – могу, но меня не понимают. У меня есть знакомая, которая пишет только пером. Мы обсуждали с ней эту тему.
Когда я смотрю в глазок фотоаппарата, я стараюсь увидеть не объект репортажа, но сущность человека, либо его движения. Я пытаюсь прочувствовать, прожить, продышать это движение. Понимаете? Сейчас…попробую объяснить.

Семья. Многолетняя пара. Все хорошо. Они много лет вместе. Все хорошо. Но – они много лет вместе. Но – они любят друг друга. Просто давно вместе. Попритерлись, поистерлись… И вот один решил сфотографировать другого. А как это сделать? Он смотрит на другого человека, он и любит его, и знает его как облупленного. Но ему надо что-то открыть в нем, чтобы эта фотография стала, непросто фотографией. Он осматривает лицо, ощупывает глазами каждую морщинку, уголок губ, ресницы. Он смотрит на руки, на фигуру. Он старается увидеть в знакомом ему до боли человеке то, что еще не видел.

Понимаете меня?
Это же так не просто.

Ты должен прослышать этого человека, проникнуться им. Вздохнуть вместе с ним. Устало, или весело, или равнодушно выдохнуть. Вслед за ним, глядя в объектив, поковыряться языком в зубах. И вот только тогда, когда объект, объектив, фотоаппарат, спуск и палец на спуске станут одним целым. Точнее одной стрункой. Только тогда я жму.
Легко сделать репортажную фотографию – накал страстей, случайный кадр. Легко сделать эротическую фотографию, ее трудно, точнее кропотливо редактировать. Кстати – Вы знаете, что порнографический снимок, точнее сюжет, сделать – сделать, здесь как придумать – гораздо сложнее, чем эротический.
И вот я смотрю, как он делает шаг, он устал. У него болит стертая новыми ботинками пятка. Он чуть морщится, когда наступает. Но улыбается, увидев, как из-за спины дочери выскакивает маленький внук с мячом. Внук дает ему пас, мяч катится к нему, ему надо отбивать. У меня хороший объектив, и я вижу как по глазам, не по лицу, пробегает тень боли. Он прикусывает губу, и стараясь не сильно наступать на больную ногу – отбивает мяч. В этом коротком движении – все…
Я смотрю на дисплее, что получилось и вижу, сколько скрыто в этом движении. У меня не получается описать это. Это запахи, полутона. Это как страсть, ее не возможно описать. Я еще раз гляжу на снимок, и мое внимание привлекает… я увеличиваю… Что это? Я явно вижу при увеличении, что практически напротив меня, правда достаточно далеко; блестит отражение оптики. Я в прошлом снайпер, и мне не надо долго объяснять как на солнце бликует прицел…


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *