Утка с миндалем

-…пожалуйста, я прошу — только не перебивай! Послушай меня, наберись терпения. Это займет всего пару минут. Меня тяжело слушать, потому что я говорю медленно и едва слышно.
То, что сейчас происходит со мной — отвратительно и унизительно, в первую очередь для меня. То, что случилось со мной тогда, что сделало меня в одну секунду из успешного веселого боевого и подтянутого мужика, кучкой мягкого мяса — это все. Это край. Это даже не подведенная черта, это мгновенно образовавшаяся пропасть. Дело не в том, что ее не перепрыгнуть. Это все книжные красивые слова. Самое ужасное в том, что мне всего 53 года. Я ходил, ел, пил, что-то делал. Воспитывал детей, строил планы. А потом раз — и все. Все дальнейшее стало невозможным.
Я вижу — ты отвел глаза. Это не потому, что тебе неприятно — тебе скучно. Я осознаю это. Я просто хочу, чтобы ты понял — почему ты должен это сделать, не обязан – но должен. Мне больше не кого попросить.
Пойми — не так страшно для меня то, что произошло. Как — то, что есть сейчас. Нет. Не так.
Подожди.
Сейчас я сформулирую.
Смотри — я совершенно недвижим. Мне протирают водой лицо, чистят зубы, подмывают меня после опорожнения. Кормят через трубочку. Это в фильмах — весело и забавно. А в жизни это все не так. Конечно, мне повезло больше чем другим — у меня есть какое-то количество денег, которое немного освобождает моих родных и близких от этих неприятных моментов; и делает их немного более снисходительными ко мне. Ну, сам подумай — кому радостно наблюдать этот недвижимый кусок мяса. И ведь — не просто наблюдать — быть с ним рядом. Пытаться делить какие-то эмоции, что-то обсуждать – ведь говорить я пока еще могу.
Извини. Все я заканчиваю.
Сухой остаток — 53 года и полная недвижимость. Да, ударение на второе «и». Повторюсь — не так пугает это, как осознание того, что еще как минимум двадцать лет я буду потихоньку разлагаться. Лежать и медленно-медленно умирать. Не так! Умру я быстро. А вот существование в эти двадцать лет…. я не могу представить… А ты?
Жизнь будет не пролетать мимо меня, нет!!! Она будет проползать. Дети, внуки, родственники будут с подчеркнутым пониманием заходить, говорить проникновенные слова, и ждать момента, когда можно выскочить из комнаты и глубоко отдышаться. Ну, кому нравится быть в комнате с живым трупом.
Внукам будут говорить:
— Вы туда не ходите, там дедушка болеет.
— А чем он болеет?
А когда они вдруг без спроса забегут, пока никто не видел — мы будем долго смотреть друг на друга.
— Деда, а ты, правда, двигаться не можешь?
И они с криками выскочат из комнаты через секунду.
Понимаешь?
Я не хочу, я не могу лежать. Мне это не возможно!!!
Я всегда бегал, летал. Я даже пил большими стаканами — торопился жить.
Я даже не виню того парня. Я был против судилища над ним. Он не виноват, а все остальное — что толку? Эти отсуженные деньги никого не спасут.
Все-все.
У меня регулярно бывают приступы астмы, по ночам. Ты просто не приходи. От приступа астмы не так страшно и не так больно умирать. Я знаю. Ты просто отключи рацию и все. Или оставь ее мне. Твоя совесть чиста. Это мое решения.
Я просто хочу, чтобы ты понял — почему ты должен это сделать, не обязан – но должен. Мне больше не кого попросить.

Договорились!!
Спасибо.

А сейчас — вынеси утку, не хочу уходить с переполненным желудком…


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *