Трое с гештальтом на перевес

Петрович вскочил, опрокидывая хрупкое равновесие фанерки, на котором уютно примостились три пластиковых стаканчика, и простенькая закуска.

— Вы задолбали. Вы – с ума сошли со своей этой,- он громко высморкался и демонстративно плюнул,- Геш-таль-ти-за-ци-ей.

Чтобы ни у кого не оставалось сомнение, он покопался в глубине своих спортивных штанов, достал, и обильно оросил ближайшие кусты.
— А вот без этого можно как-то?- Профессор брезгливо оттопырил губу и отвернулся.
— А чего ты рожу то отвернул?

Казалось, что еще секунда и Петрович начнет махать мотней, как шашкой, перед Профессором. Тот встал, презрительно посмотрел на Петровича, повернулся ко мне, и, держа пластиковый стаканчик на уровне глаз, произнес:
​- Шкипер, ты единственный человек, в нашей компании, который умеет молчать. Но пью я сейчас, за этого полудурка, с его вечными поисками тем для разговоров.

Он еще выше поднял стаканчик, кивнул нам обоим и рывком локтя забросил в себя содержимое. Петрович протянул ему на вилке кусок розового сала.

— Зажуй, эстет, сам солил.
— Что ты сам делал?- Профессор надменно поднял бровь,- Солил? А сало где взял? С кошек срезал?
— Дурак, ты, Профессор, сало – барсучье, от кашля помогает,- Петрович беззлобно ткнул того в плечо,- Забей себе рот и послушай меня. А то ты сейчас Шкиперу мозги засрешь своими рассуждениями.

И Петрович, чтобы ни у кого не осталось сомнений в его неуважении к этой теме, произнес по слогам: «Геш-таль-те». Но смутить Профессора было сложно. Вложив в свой взгляд максимум высокомерия и наличие, когда-то в прошлой жизни полученного образования, он процедил:
— Ты, Петрович, существо не особо образованное, точнее – невысокодуховное, и интеллектом, не обезображенное. Чем тебе, в этот раз, не угодил гештальт?
— Да мне твой гештальт,- он опять замер, и по глазам его было видно, что он обдумывает, чем бы ему еще показать и доказать, что гештальт – отвратителен и неприятен. Профессор жестом перебил его:
— Давай без артефактов
— Хорошо,- Петрович на какое-то мгновение угомонился,- Шкипер, нацеди пока, руку менять нельзя. Кто его придумал и на хера?
— Теории мирового заговора не будет?
— Да я твой мировой заговор, только дай команду.
— Слава богу, все, что ты можешь испортить – это сало. Шкипер,- Профессор наклонил голову в мою сторону,- Опять молчишь?
— С удовольствием наслаждаюсь вашей беседой. Мне вставить не чего.
— Не скромничай,- Петрович похлопал меня по плечу,- И, не слушай ничего про….

По его горестному, и одновременно разгневанному лицу было понятно, что по какой-то ему известной причине – сложное слово из психологии, не оставляет его равнодушным.

— Кстати,- ухмыльнулся Профессор,- То, что ты сейчас делаешь, это тоже есть,- и он чуть громче, чем нужно; и чуть более четко выговаривая, чем это было необходимо, закончил – ГЕШТАЛЬТ.
Петрович выдержал удар. Ни один его мускул не дрогнул. Он протянул стаканчик.
— Выпьем за нас.

В наступившей тишине, где-то там очень высоко заливалась трелью какая-то птица. Чей-то орнитологический помет жидким эполетом, облепил плечо Петровича. Профессор прыснул и дальше все по кругу захохотали.
— Ладно,- резким жестом остановил общее веселье Петрович,- Я лично считаю, что,- он ладонью пресек движение Профессора; и тот лишь пожал плечами,- Гештальт – это цестит в мозгах.
Профессор изумленно посмотрел на Петровича.
— Столько серьезных слов в одном предложении. Не могу не выпить за тебя.
— Успеем. Ну смотри, ну, что все носятся с этим гештальтом. Вот кроме бабла, которое косят все тренера и коучи.
«Коучи» настолько сочно прозвучало, что показалось: Петрович сейчас прокашляется и выплюнет это слово прямо сюда, нам под ноги.
-Что стоит за этим?
-Тебе дать формулировку, или мы просто выпьем, за нашего любознательного друга?
-Дай себе по башке, интеллигент недорезанный.
-Душили мы их…
-Ой, да ладно, читал. Не умничай. Ну, так, что ты мне ответишь, есть что-то полезное и необходимое людям, в…
Профессор, как хороший дирижер взмахнул обеими руками, приостановив поток слов Петровича. Я сел спиной к стволу дерева, наслаждаясь этой дуэлью.

— Я не буду цитировать тебе классиков и основателей, я лишь…- Профессор подставил мне стакан,- Начисли.

В этот момент Петрович Петрович вскарабкался на ближайшее дерево и завопил:

— Да угомонись ты со своими обоснованиями, под каким предлогом выманить деньги у населения. Я не хуже тебя знаю, как это делается. Да и способов знаю предостаточно.
— Например — барсучье сало,- вставил свои две копеечки Профессор
— Например – да! Не перебивай. Я же за другое. Зачем людям все эти гештальты?
По тому, как он быстро это выговорил, было понятно, что он смирился с этим словом в своем лексиконе.

— Зачем. Вот все носятся как зомби и бормочут себе под нос: Уменяосталсявпрошломгшетальтядолженегозакончить. Тьфу. ДЕБИЛЫ.
— Аргментируй!
— Ну, сам подумай! Суть концепции гештальта – это, что у тебя остались хвосты из прошлого, которые ты должен доделать, иначе ты не двинешься вперед. Так?
— Ну, типа,- Профессор прищурился
— А зачем?
— Зачем – что? Двигаться вперед?
— Зачем возвращаться назад?
— Не понимаю, тебя. Так, давайте выпьем.

Петрович слез с дерева. Мы чокнулись. Хыкнули и закусили салом.

— Помнишь, как шутили про сайт «одноклассники»?
— Как?
— Новый шанс трахнуть свою школьную любовь.
— Допустим. И?
— И все. То есть концепция гештальта – давай доделывай то, что не успел в прошлом. Трахни ту девочку, которая отказала. Купи джинсы, набей морду старшекласснику, который тебя обижал. Пописай с крыши. Так?
— Примитивно. Но…
— Без но. Неужели ты не понимаешь, что эти незаконченные вещи – являются двигателем нас вперед. Не было – хочу – сделаю. Именно незаконченность сзади – тащит нас вперед. Почему дети «насосов» сами по себе ничего не могут достигнуть. Мотивации нет. А ее нет потому, что – все было. Нет незаконченности – нет желаний.

Петрович перевел дух. Взял стаканы и протянул мне.

— Именно поэтому ты Профессор, научился давать сдачи во дворе и получил когда-то два, правда ненужных уже, образования.

Сзади меня деликатно тронули за плечо.
— Александр Михайлович. Скажите генералу, что уха готова. Мы там на берегу, у Вашей яхты, все накрыли.
— Ок.

Петрович поднял стакан и опять повернулся к Профессору.

— Я тебе предлагаю написать новую диссертацию и срочно поменять тему твоего выступления.
— На какую?
— Негештальтируйте – ибо отсутствие законченности — это и есть гармония, и основной движитель вперед.


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *