Судороги

… я ненавижу эту квартиру. Я боюсь в нее приходить. В нее я пришел опаленный, но не побежденный. Из нее я летел на крыльях, унося в руках смысл и цель новой жизни. В нее я приполз обессиленный и уничтоженный.
… опять начинаются вечера и ночи без смысла. Опять накручиваешь за ночь по 300 километров по ночному Питеру. Опять накачиваешь себя сигарами, желательно натощак, чтобы начинало сносить голову. Алкоголь – не цепляет, да и за рулем все время.
… возвращаешься домой – не то затемно, не то под утро. Лохматая питерская погода не дает возможности кроме как летом, понять какое время дня сейчас. Заползаешь под одеяло в надежде, что сон если не проглотит тебя сразу, то, по-крайней мере съест тебя по частям. Главное не делать резких движений, чтобы не вспугнуть его.
… возврата нет. И с каждой минутой ты понимаешь это все больше и больше. Все ясней и отчетливей. С непостижимой ясностью и неотвратимостью безысходности. Как диагноз врача. «нет, Нет. НЕТТТТ». Ты не принимаешь его, ты говоришь – «ха, нет, я буду бороться». Врач, даже не отводит глаза. Он привык. Он даже немного раздражен, его ждет другой пациент.
… пути в обратно нет, потому, что там, в обратном тебя никто не ждет. И бессмысленно и глупо копаться почему и как это произошло. Уничтожает не столько то, что произошло, а сам факт того, что там сзади пусто. Просто – тебя никто не ждет там. Да, вон там, все правильно. Видишь там, вдалеке. Ага. Они ушли, они даже не стали стоять и смотреть тебе вслед. Ты сам все понимаешь.
… первые дни ты еще чем-то пытаешься себя занять – работой, каким-то делами. Ты еще крепишься встречая вечер в одиночестве. Но каждый день уносит еще одну частичку надежды на чудо. Чудесов не бывает!!!
… и самым разрушительным, или убийственным для тебя вдруг становится то, что ты вынужден обставлять свой быт. Два-три дня ты ходишь в старом. Почти не ешь и пьешь в основном кофе в разных местах, где народу побольше. Тебе еще не боязно оставаться в одиночестве, но ты еще не готов встретиться со своими мыслями один на один.
… два-три дня ты ходишь в старом, потом ты понимаешь, что нужно одеваться на работу, чистить зубы. Ты идешь в магазин, и складывая в тележку покупки – но даже тогда, ты продолжаешь врать себе покупая растворимые супы, каши, зубную пасту; что, ну нет, это не надолго, это… — вдруг неотвратимо понимаешь, что каждая вещица это – новая маленькая смерть. Ты выскакиваешь из супермаркета, садишься в машину и когда пытаешься дрожащими руками завести ее – вдруг осознаешь. Все. Конец.
… но это еще не конец. А вот когда ты вдруг немного заглушишь в себе и собственную вину, и боль потери. Когда ты вдруг немного оклемаешься и устроишь свой быт – ну, там – стиральные машинки, новые вещи. И вот тогда, через несколько месяцев, в одну из суббот ты вдруг вспомнишь все. Ты вспомнишь все так явственно и ощутимо, что тебя свернет судорогой. Ты сядешь на диван и вцепившись руками в колени, и прикусив зубами нижнюю губу замычишь от боли.
… чудесов не бывает, хавай дружище…


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *