Саня — вот оно, как разложилось

Саня!!!!
Блять
Всё.
Всё!
Полный пиздец…
Врач отпустил не больше двух месяцев
Он вколол мне сначала прамидол и дал валиум, и когда меня немного накрыло, он вынес свой вердикт.
Не было ни боли, ни отупения, ни отчаянья.
Просто один большой пиздец.
Лучше бы он вколол мне цианид или выстрелил в затылок. А так – два месяца. И весь это пиздеж за «….мне осталось два месяца – я должен что-то яркое сделать…». Все это хуйня. Ты представь, Прохожий, два месяца ходить под гнетом смерти. И ведь, вот ведь сука, не просто: раз и через два месяца я двину кони, нет!!! Я медленно буду подыхать. Каждое утро частичка моего тела, моей плоти, мои молекулы будут оставаться на кровати, на сидении машины, на чашке с кофе; в каплях спермы, которую будут глотать знакомые женщины.
Это же страшнее чем ожидать суда. Помнишь мы с тобой тогда в одиночке – два с половиной месяца в ожидании. Как у нас сносило голову. А тут ты ходишь и отматываешь обратный отсчет. Сто дней до приказа. Каждый день – минус . Зайцев+1. Уржаться можно.
Ну, и что, и как, и куда? Что же мне делать, как мне прожить эти два месяца? Броситься замаливать грехи, строить храмы, писать завещания? Ты же, блять, мудрый. Пишешь свои рассказы, умиляешь всех своими рассуждениями? Дай же совет. Посадить 60 деревьев, трахнуть 120 девиц, выписать дарственную на квартиру какому-нибудь церковному сообществу, или вступить в партию и сделать яркий поступок – сказать Президенту и Премьеру как плохо у нас обстоят дела.
Чо делать то, Брателло? Я же помню тебя, когда ты еще не был писателем, а был Дружище Саня. Саня – что делать? Осталось 60 дней. Точнее 59. Это было вчера. Я звонил тебе, но ты видимо дрых – твой телефон был отключен.
Два месяца. 61 день. Хорошо, что это не в феврале, тогда бы было на 3 дня меньше))). Видишь: я еще сохранил возможность острить, шутить и смеяться. Это то, что нас с тобой всегда объединяло. Мы ржали и шутили даже тогда, когда были в самом дерьме. И тогда когда нам обещали намазать лоб зеленкой, и когда бандюки начинали ломать нам пальцы.
Выдохнул.
Думаешь истерика?
Да!
Истерика.
Потому, что жить, сука, очень хочется. И совершенно дурацкий вопрос: «Почему я?». Я не хуже и не лучше других. Думаю, что немного лучше других. Ну, не воровал по карманам; переводил бабушек через дорогу; пешеходов пропускал; денег давал родственникам. Почему я должен эти 59 дней мучаться вопросом: «За что я?».
Хотя нет. Вопрос: «Что мне сделать за эти 59 дней?».


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *