Реквием по «Levis 501»

Я прочитала «Levis501». Немного завидую этой девочке. У нее все происходит в первый раз. Я не о девственности тела, а о нетронутости и не истоптанности, или неистрепанности чувств. Наверняка все ее романы до этого были легки и просты. Они были с кем-то или из бывших одноклассников, или парней из клуба. Судя по тому, как она трепетно описывает свои ощущения, предыдущие ее партнеры, не особо задумывались о том, чтобы что-то дать ей. Скорее волновались о себе.
Мне было чуть меньше. Мне было 18. Он не был старше меня в два раза, как у героини. Он был старше меня всего на 8 лет. Он уже успел немного устояться в бизнесе. Был целеустремлен и напорист. Он был другом парня моей подруги, и познакомились мы почти случайно. Мне было 18, как я уже написала. Я была девственница. Я не была синим чулком, или уродиной. Просто как то не складывалось. Ну, кто понял, тот понял.
Я его видела пару раз. Но можно понять – 18 и 26. Я на втором курсе. Взглядов и понятий по жизни нет. Время застойно-перестроечное. Но прагматики в голове еще не давит. Он в каком-то бизнесе. Как я уже говорила – друг парня моей подруги. По тем временам и по тем деньгам вечеринок еще не проводилось; и когда моя подруга потащила меня с собой в ночной клуб – я была на вершине счастья. А что мне тогда еще надо было. Это сейчас все доступно, только плати. А в то время, и за деньги много было нельзя получить.
Клуб. Дым. Музыка. Волшебное слово – амаретто. За него одно можно было отдать не то, что девственность – жизнь. Шучу, конечно. И вы знаете, как бы это не было смешно – он был тактичен и предупредителен. Не, он на самом деле былдостаточно воспитан.
Да, мы танцевали; да, он прижимал меня в танце немного сильнее чем это позволяет школьное воспитание. Да, но мы не в школе, и ему 26. он отодвигал кресло, когда я садилась, подавал руку, когда я вставала. Но, он ни разу не позволил опустить руку чуть ниже талии, или даже шутливо обнять меня. не могу сказать, что я влюбилась. Нет. Но было чертовски приятно. Ну, и опять же – 18 лет, а я кроме тисканий в парадной, еще ничего и не знала. Он был на машине. Сначала отвез подругу с парнем, потом меня. вышел из машины, подал руку. Сказал, что было приятно познакомиться и уже очень поздно. Проводил меня до парадной. Улыбнулся и уехал. Наверное, это и решило все.
Мы встретились через неделю. Предки были на дачи, и я решила. Или – решилась. Не знаю. Наверное это неправильно заниматься сексом, тем более в первый раз не будучи влюбленной как кошка. Но я приняла решение.
Я поняла, что он был удивлен…, и он был очень предупредителен.
Когда я проснулась утром, какое щемящее чувство… не знаю чего… просто — как ностальгия… мне так хотелось зареветь. Он лежал рядом. Спал. Мои губы дрожали. Мне хотелось ударить его и выгнать. Внезапно он открыл глаза, притянул меня за руку и что-то шепнул. Я даже, сейчас, не помню что. Что-то такое детское и простое, что я просто уткнулась его подмышку и замерла.
Мы встречались. Вы не поверите. Мы – встречались. Он заезжал ко мне в студенческую столовку, мы пили бочковой кофе – кто помнит, что это такое? Мы гуляли. Он бросал машину и мы просто, как он говорил, «шарились» по городу. Он покупал мне какие-то мелочи. Мы ходили «клубились», «тусили».
Вдруг. Оно всегда происходит вдруг. Я знаю, что сейчас ждут многие- ага, все-таки он оказался козлом. Мы для себя всегда ждем счастья, но почему то глубоко уверены, что вокруг все уроды))). Вдруг. Вдруг я отчетливо поняла, что он меня раздражает. Ничего не поменялось. В его поведении и отношении ко мне ничего не поменялось. Просто, наверное я его разлюбила. А когда «разлюбляешь» — начинает все раздражать. Классный аллегорию мне подсказал «Прохожий» — «…это как песчинка в туфле, вроде маленькая, но достает, а ты в движении… тебе и останавливаться в лом, и идти не в кайф. И вот уже ты в раздражении и остервенении прыгаешь на одной ноге вытряхивая песчинку…». Удивительно образно и в точку.
Мы расстались. Расстались на удивление светло. По крайней мере, для меня. Видимо мне просто было легче. Что он переживал и чувствовал, я не знаю. Я запретила себе думать об этом.
И вот сейчас, когда я читаю «Levis501»… мне 29. Мой … я даже не знаю, как назвать, точнее сформулировать. «Прохожий» шутит – поршень, назови его – поршень. В общем, Вы поняли, дело не в наличии у него «порше»))).
Мне 29. Ему 37. Он тоже, как и тогда старше меня на 8 лет. Но, 29 – не 18. Я смотрю на себя в зеркало, и начинаю замечать и понимать. Нет, не так. Мне 29. Я еще одна, или уже одна. Чувство одиночество, или скорее – невостребованности, разъедает меня.
Я так радуюсь за эту девочку, которая ломает ногти, расстегивая «levis», это такое счастье хотеть кому-то расстегнуть пуговицы. Ткнуться в куда-то в район плеча, подмышки и груди, и сказать, вернее — пролепетать. Даже не ему, а себе – «любимый»…


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *