Реквием Ноябрю

Ноябрь был самый нелюбимый месяц. Самый неприятный. Равнодушный, в своем наступлении на будущее, и безразличный к воспоминаниям. Он всегда был грязный, и не смотря на свою целостность — неопрятный.

Деревья ослабли, и у них уже не было сил цепляться за листья, в попытках демонстрировать свою независимость. Они беспомощно отпускали их, и те, сначала с удивлением, а потом уже покорно и безропотно, сползали вниз. Буквально мгновения, они еще жгли, чем-то ярко-желтым и оранжевым, а затем превращались в отвратительную студенистую субстанцию.

Недоигранным реквиемом незаконченной осени с неба что-то сыпалось. Это был еще не снег, а так, белый порошок. Лобовое стекло в джипе было почти вертикальное, и даже на теплом стекле, снежинки не таяли, задержавшись, а скатывались вниз.

Отчего-то, даже сквозь почти герметичные двери и воздушные фильтры, в салон просочился запах отходящей осени, еще не испорченной запахом замирающей в летаргическом сне, земли.

Люки в машине были стеклянные, но небо было настолько неприветливым и неопрятным, что на него даже не хотелось смотреть. Машина казалось оплотом тепла и уюта. Из нее не хотелось выходить. Казалось, что какая-то пуповина опоясывала надежностью и безопасностью, сидящего в ней. Наподобие шлангов, обеспечивающих жизнью водолаза или космонавта.

Уже давно было понятно, что никакая жизнь не начинается в 30-40-50 лет. Вся жизнь начинается, и заканчивается с первым вдохом ионизированного воздуха в палате родильного дома, или какого другого места, где удалось родиться. Все произошло, и свершилось одномоментно, как у японских самураев.

Количество оставшегося до конца, можно представить колодой карт. И сколько бы ты себе не сдавал, и какие бы карты не оказались в прикупе, все равно – колода конечна. И в независимости, что останется в руках – ершистый джокер, бравый валет, или меланхоличная «десятка». В ладонях все равно окажется пустота. И тепло, открытых ладоней, мимоходом смахнет безучастный ноябрь. Пройдя, и оставляя за собой, выдавленный из земли сок, медленно превращающийся в грязь, и затягивающийся неуверенной пленкой наступающего холода, обволакивающего вялым оцепенением….


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *