Подвох

Она познакомилась с ним на каком-то очередном семинаре. Их, этих семинаров, было прослушано, просмотрено и законспектировано великое множество. Компания оплачивала посещение и посему манкировать данное мероприятие было неудобно. Она сидела, кутаясь в какие-то мысли, и не без интереса рассматривая остальных участников. Что греха таить, всегда живет в одиноком человеке мысль – а вдруг.
Это достаточно забавный возраст 34. Вроде как еще не старуха, но уже чувствуешь, что конкретных взглядов становится меньше. Вроде уже что-то поняла в жизни, но, тем не менее, хоть и со скепсисом; но не гонишь из души мысль – а вдруг. Вроде, как и не одинока, в том смысле, не то, что не с кем провести вечер; потому, как мы все знаем, что спровоцировать, в принципе на «переспать» можно всегда и любой женщине это доступно. Нет. Она была – нормально привлекательна. Соответственно – дежурных поклонников, было. Было и в отпуск с кем съездить. А вот – чтобы проснуться утром, и полусонными губами ткнуться в плечо, сонно промямлив – «доброе утро»; чтобы хотелось проснуться именно с ним. Увы. Как-то оно не шло. Или – шло, но не по резьбе.
Сбоку кто-то деликатно тронул ее за рукав:
— позволите, я сяду рядом с Вами?
— у Вас два ключевых слова,- негромко ответила она ему
— в смысле?
— «сяду» и «рядом с Вами», что Вас больше интересует
— это вопрос и предложение?
— это попытка понять
Они оба поулыбались. И, в общем-то, что было естественно – пообедали в месте во время перерыва. Поскольку, обед был в рамках семинара, он был бесплатным и неловкой ситуации – «кому платить» — не возникло. Во второй трети семинара, он, округлив глаза, сказал: «Я сейчас усну, они уже никого проверять не будут. Пойдемте пить кофе?». Она с легкостью согласилась. Через пару дней он предложил ей пообедать. В пятницу он предложил встретить ее с работы и поужинать. Ну, глупо было отказываться. С ним было легко, точнее не так – с ним было комфортно. Нельзя сказать, чтобы он сорил деньгами, но все было на высоте и…мы как-то отвыкли – все было вежливо. Они сходили в кино, потом поехали поужинали. Когда она лакомилась настоящим крем-брюле ему позвонили. Она поняла, что это как-то связано с работой. Он извинился и отвез ее домой, заехав по дороге и купив огромный букет цветов. Вручая ей он улыбнулся «Я знаю, что это выглядит немного по-пижонски, но очень хотелось закончить этот вечер красиво». Ей было приятно, что этот вечер не закончился дилеммой – ехать к нему или звать его к себе. Даже если он заранее заготовил этот звонок – она была благодарна ему. В выходные он позвонил ей только в воскресенье и предложил сходить выпить по бокалу вина. Они мило посидели, поболтали, он дымил огромной противной сигарой; и они проболтали весь вечер ни о чем.
Во вторник ей почему-то, совершенно не преодолимо захотелось ему позвонить. Она покопалась в «мобильнике» и набрала его. Он сказал, что день достаточно тяжелый, но если ее не напряжет – то он готов пригласить ее к себе и приготовить что-нибудь сам. Нет))) ее это не напряжет. Утром он встал пораньше и приготовив кофе деликатно спросил – пойдет ли она на работу сразу, или ее завезти домой переодеться.
Они встречались два-три раза в неделю. Иногда, если складывалось у обоих по времени чаще. Она частенько оставалась у него ночевать. Иногда, если он утром торопился, то оставлял ей ключи, и она сама запирала дверь. Ну, что греха таить, она искала в его квартире присутствие женщины. Ну, хоть самую малость. Ну, хоть, в те дни, когда ее не было.
Вдруг. Это случилось вдруг. Они сидели и ужинали в каком-то помпезном месте.
— ты о чем задумалась?
— да так, вот думаю о тебе
— и как?
— ну, здесь какой-то подвох
— в смысле?
— да без смысла,- она помолчала – не знаю, как-то все очень гладко и хорошо
— ну и?
— ну, вот я и говорю, здесь есть подвох
Он помолчал. Опустил глаза. Посмотрел в сторону. Взял салфетку и тщательно вытер губы. Потом машинально потеребил нос. Знаете, так бывает, когда тебе задают неприятный вопрос, неожиданно. Зачем-то взял коробку с сигарными спичками. Она улыбалась одними губами. Так, без уголков. Когда, вроде как сидеть с постной рожей не уместно, а улыбаться не хочется; и ты растягиваешь рот в резиновой улыбке, но все понимают, что это не улыбка; потому что уголки рта не улыбаются и глаза мертвые. Она уже поняла, что не надо бы было подымать эту тему. Да и в принципе, какая ей разница, чего да как. Ну расстались бы месяцем раньше, месяцем позже. Все равно. Зима. Ее надо как-то пережить.
— понимаешь,- он очень аккуратно и медленно складывал свои слова,- я не очень хотел говорить об этом раньше времени
— может тогда не надо,- перебила она его
— ну, в любом случае, раз ты спросила, значит уже надо
— может просто – «backspace»? и забудем, до поры до времени
— тсс…надо…подвох есть…- он опять взял паузу,- подвох в том, что я люблю тебя…
Видимо по сюжету, она должна была заплакать, или хотя бы слезинка, должна была повиснуть у нее на реснице. Нет, этого не было, просто она смотрела на него. Он почему-то тут же достал большую и вонючую сигару, и стал долго ее раскуривать. Она сидела и думала «вот, наверное, это и есть огромное женское счастье».


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *