…пиф и паф…

…я знал что произойдет через несколько минут. Старший бросает мне пачку сигарет: Кури. Внутри совершенная пустота. Нет страха, нет волнения. Все пусто¸ молчаливо и обыденно. Через несколько минут сухая автоматная очередь вспорет утренний воздух и тело. Из автомата плохо расстреливать. Это оружие наступательного боя. Пули автомата прошивают тело насквозь и все. Еще какое-то время, причем достаточно долго, можно жить и попытаться добраться до помощи. Расстреливать лучше из пистолета. У него тупые мощные пули. Они остановят в бою противника и отбросят его назад.
Тупые мощные пули отшвырнули бы меня к стене, по которой я потом сползу вниз, неловко подвернув ногу, и завалившись чуть на бок. Законы физики, понимаешь. Но меня расстреливают из автомата и поэтому пули прошьют меня насквозь как игла швейной машинки. Трарататата…и готов стежок, который сошьет мое тело со стеной. Хорошо если повезет и пули перебьют артерию, сердце, чтобы мозг не метался в оглушительной какофонии аккордов умирающих рефлексов. Хуже если пули попадут в легкие, и я начну захлебываться своей кровью. Это жутко противно и неприятно. Ты пытаешься вздохнуть и не можешь, вместо воздуха ты дышишь кровью. Ты пытаешься еще шире раскрыть рот, наивно предполагая, что туда попадет больше воздуха, но давление уравновешивается, и ты получаешь очередную порцию крови. Ты начинаешь задыхаться, хрипеть, конвульсивно дергаясь. И, совсем плохо, если автоматная очередь распорет живот. Хотя хуже этого только если тебе полоснут по животу ножом или саблей. В этом коварство китайского вакидзаси перед японской катаной. Та, перерубает человеческое тело насквозь: сверху вниз по диагонали; и сразу, как правило, раз и навсегда. А вакидзаси имея чуть гибкий клинок, распарывает твою внешнюю плоть зигзагами и ты смотришь как из твоего живота небольшими кусками начинают вываливаться твои внутренности. Говорят, что в агонии многие пытались засунуть себе всё обратно. Но сегодня без изысков. Сейчас короткая трещотка АК скороговоркой откашляется под утренним небом и я, чуть постояв, начну неловко заваливаться назад и сползу по стене, и вроде как сяду оперевшись на спину. Потом мне выстрелят под левое ухо и зачем то врач приложится стетоскопом. Неужели после такого выживают? Наверное надо неторопясь тянуть последние затяжки осеннего воздуха отлавливая последние в буквальном смысле лучики солнца проталкивающиеся сквозь такие синие-синие облака. Пальцы обжигает пепел докуренной сигареты. Я не поворачиваюсь ни спиной, ни лицом; стою вполоборота. Подняв голову, вижу, как небо, неловко дернувшись, начинает резко заваливаться набок вниз…


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *