Море! Ты, слышишь, Море?

Боцманская служба яхт-клуба лениво разлагалась под редким, и от этого, конечно, еще более приятным Санкт-Петербургским скупым солнцем. Народ на воду выходил правильно и аккуратно. Яркие всполохи генакеров и спинакеров радовали посетителей соседнего пляжа, но оставляли безучастными обслуживающий персонал.

Дверь уверенно распахнулась, на фоне неба, почти как Маргарита Павловна, из «Покровских ворот» стояла администратор Мила.
— Мальчики, что у нас на завтра с погодой? Прогноз смотрели? Не сидим, просыпаемся.
— Воистину, небольшой дятел может задолбать слона средних размеров,- прошептал, не открывая глаз, кто-то из вахтенных,- Ну, что ты орешь? Видишь — как хорошо сегодня!
— А завтра? Завтра у нас корпоратив!!! Что с погодой? Мне регату с новичками выкатывать. Дунет из-за угла, и все, кирпичи полетят. У нас завтра очень серьезный народ. Я, кстати, давно просила выкосить траву на куске между причалом и Заливом. Там скоро змеи ползать начнут!
— Дунет завтра, с запада, и дождь еще обещают. Про выкосить – на следующей неделе, косилка сломалась.
— Дождь не в тему. А обычной косой?
— Это, Питер, детка,- привычно пошутил кто-то.
— Прогноз мне на стол, и подготовьте лодки к завтра к утру. Вот вам кофе, для разгона. Я умчалась, меня на причале ждут. Мальчики – покосите пожалуйста.

Мила стремительно унеслась по парусным делам. Мелкий гравий медленно оседал за ее спиной, на следах, оставленных уверенной ногой. Миша взял кофе, и потянулся за сигаретой, предвкушая синергетический эффект.

— Миша, я зайду,- в капитанию, уважительно, но по-свойски зашел дядя Коля.

Дядя Коля был местный, соседний житель. Яхт-клуб базировался на окраине города, и за забором отсекающим парусную территорию, теснились еще не выкупленные олигархами старенькие домишки. Дядя Коля жил в таком же небольшом домике. Уезжать не собирался. Пенсия у него была приличная. До кучи он подрабатывал в яхт-клубе, питая сильную страсть и уважение ко всем, кто без страха и упрека вступал на палубу. Сам же он категорически отказывался прокатиться даже на катере.

— Заходи!
— Есть чего по делать? Чем помочь?
Миша встрепенулся.
— Дядя Коля! Есть! Нам траву надо выкосить. Косилка «йок». Сможешь вручную?
— Ну, а что не смочь-то. Конечно. Коса обычная есть?
— Какая-то есть.
— Давай косу. Я сегодня подправлю ее. Завтра выкошу все.

Завтра началось крепким питерским дождем. Активным и беспощадным. Участники корпоративной регаты заинтересованно смотрели сквозь зареванные витрины холла, обмениваясь между собой фразами:
— И что, они в такое плавают?
— Они не плавают, они ходят.
— Может отменим?
— Мы, что – не команда?
— Мы? Команда! Но – можно мы не пойдем?

Директор компании, стоял на небольшой сцене, как Зевс, сжимая микрофон. Сразу было видно, что он – целевой, целеустремленный и еще какой-то, очень молодец.
— Ребята! Только потому, что мы вместе. Только потому, что мы ни кого не боимся. Только поэтому – мы преодолеваем все трудности, и достигаем успеха. Единство команды и сплочения духа, мы уже знаем, это наше всё. А наше всё – завоюет всё чужое. И мы сольемся в монолит и….,- тут он разулыбался,- Ребята, ну, что болтать-то. Все равно уже приехали, а отступать – не в наших правилах. Все! Начинайте инструктаж,- обратился он к Миле.

Мила, и вверенный ей помощник, бодрыми фразами описали красоту и прелесть парусного спорта. Судя по недоверчивым взглядам, это никак не отозвалось в сердцах и душах гостей. Но когда Мила рассказала, что яхтинг это не только белые шорты, и мартини с оливками, но и борьба со стихией, все посмотрели в окно, и грустно покивали. Питерская стихия глумливо раскрывала им свои мокрые объятия, насмешливо плескала волной, сдувала порывистым ветром гребешки с волн, кепки с участником, и портила прически девушкам.

Поняв, что регаты им не избежать, народ, сбившись в монолит, побрел в сторону яхт.

Миша, стоя на причале, по плотнее замотался в «непромоканец», и заготовил дружелюбную улыбку. Мимо деловито прошагал дядя Коля.
— Опять бизнесменов катаете?
— Тянет людей к природе, а мы им помогаем. Дядя Коля, ты может завтра, покосишь, чего мокнуть?
— Естердэй – хистори, тудей – гифт, тумору – мистерии. У меня с собой плащ-палатка, круче всех ваших комбезов будет,- показал он Мише, черный прорезиненный мешок.

Группа, вновь вовлеченных в яхтинг, опасливо шла по причалу, который колебался в такт их шагам. Миша радушно встретил их, немного пошутил про крещением водой и морем, что дождь – это на удачу, что по воде аки по суху. Рассказал историю про «Летучий Голландец» и про Сирен, напевающих песни усталым морякам. Еще раз, напомнив всем про правила безопасности и не хватать руками то, что не надо, он распихал команды по яхтам, и дал добро на отход.

Люди сидели на борту, нахохлившись как воробьи. Дождь сверху и вода снизу, не делали их состояние спокойным и умиротворенным. Миша как мог пытался снять напряжение первого выхода в море. Лодка медленно отошла от причала, и пошла вдоль берега.

Внезапно, яхта шедшая перед ними, растравила паруса, остановилась, и вся команда, замерев, смотрела куда-то назад. Миша перевел глаза на свой экипаж, и увидел их побелевшие от ужаса лица. Они также смотрели назад, за спину Миши. Чертыхнувшись, ну что там такое, он обернулся….

— Б..Л..Я..Т..Ь,- одними губами произнес он, чувствуя как волосы дыбом встали у него везде.

На узкой полоске берега, на фоне еще не темного неба, в высокой траве стоял дядя Коля, в черной прорезиненной плащ-палатке, которая покрывала его с головой, и приветственно махал им левой рукой. В правой он уверенно сжимал косу….