Ополаскиватель

Я стою в душе, и прямо там, под горячими струями, снимаю с себя одежду. За неделю в море, кажется, что всё на мне и во мне просолилось и пропиталось: ветром, водой, потом, усталостью. Шевелиться не хочется и не можется. Горячая вода успокаивает и убаюкивает. Стою уперевшись локтями стену и лбом в ладони. Вся напряженность постепенно уходит, я растворяюсь в этих струях. Вода смывает и забирает с собой все лишние ощущения. Кажется, что это вторая, новая кожа. Всё уходит, удаляется, исчезает. Я едва слышу, как в раздевалке о чем-то смеется народ, который, так же, как и я, вернулся с регаты несколько часов назад.
Выключаю воду, чувствуя, что еще немного и я начну срубаться. Несколько суток в море дают о себе знать. Промакнувшись полотенцем натягиваю шорты, и чтобы ни кому не мешать, беру футболку и выхожу из раздевалки. Я хочу натянуть футболку. Я подношу ее к лицу, и тут меня накрывает.
Я чувствую свежий, почти домашний, уютный и умиротворяющий запах ополаскивателя – и меня накрывает. Меня начинает трясти, слезы текут из глаз, и я зажимаю рот, чтобы не закричать в голос. Я забиваюсь в какой-то темный угол коридора, и, прижавшись спиной, сползаю в низ. Меня трясет, руки ходят ходуном, и мне едва хватает сил закрыть ими рот, чтобы никто не услышал моей истерики.
Семьдесят часов шторма нашли меня на берегу и опрокинули. Этот запах «луговых трав и утренней свежести» сделал со мной то, что не смог сделать восьмибальный bora-bora и океанская качка.
Порванный стаксель, сломанная мачта соседней лодки, брошенная в море яхта одной из команд. Рулевой, повисший на леерах в тот момент, когда пришедший порыв и волна положили нашу яхту в жесткий брочинг. Сейчас понятно, что тогда никто не осознавал происходящего, а просто продолжал гоняться, и не бороться, но отстаивать у природы свое место в море. Любопытные дельфины, летающие вокруг яхты со скорость сорок километров в час. Флегматичные морские черепахи. И тонна воды, заливающая нас каждые 2-3 минуты. Беспощадные волны, закрывающие и перекрывающие все вокруг. И ветер — порывами до 75 километров в час. Это все нельзя было закончить, прекратить, остановить, сойти. Вариантов был только один – вперед. Спокойно и аккуратно. И даже тогда, когда уже второй раз лодку положило в брочинг и мы должны были, согласно всем законам физики, перевернуться, а там, дальше – как повезет… Повезло до – не перевернулись. Все это сейчас — не перед моими глазами, не проходит кинолентой, не зафиксировалось одной картиной – это все обрушилось на меня вспышкой… и сейчас, вспоминая то «тогда» – я сижу в углу темного коридора и меня трясет…


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *