На сдачу (глава 1)

… выход из гавани узкий, метров двадцать, и сбоку гранитный волнорез, уходящий наискосок в воду и съедающий часть глубины. Когда ветер встречный, новички на яхте, всегда опасливо косятся, то на него, то на дебаркадер слева. У Сани это не первый раз, но он знает, что в море надо всегда начеку. Финский Залив, конечно, не море, но коварство стихии не предсказуемо. Сразу после волнореза открывается водная гладь Залива, свободный ветер резко бьет в парус. Лодку начинает кренить, новички настороженно смотрят на него. Он жестом показывает – выше на борт. Добирает шкот, чуть меняет направление яхты, и та начинает разгоняться. Надо взять чуть левее мимо буйка, который здесь именуют «утопленник», и потом можно смело маневрировать – мелей не будет. Сегодня он выкатывает новых ребят. Гоша Лосев попросил его подменить. Тренировка недолгая. Проход до фарватера, пара поворотов, и возвращение в гавань. Возвращение в гавань, как возвращение в прошлое. Тебя ждут, тебе улыбаются, и ты знаешь, что будет потом…

Каждый раз он делает что-то такое со мной, что я просто отключаю все свои стеснения, и, связывающие меня с реальностью канаты, рвутся. Он крепко и крепко и крепко целует меня так, что я начинаю задыхаться. Я так не целовалась тысячу миллиардов лет. Только в школе. Когда эти первые робкие и неумелые поцелуи, вдруг открывали во мне совершенно удивительные, и незнакомые ощущения. Мне хочется обнимать его так долго и так сильно, как это только возможно. Мне хочется, чтобы он всегда был рядом. Чтобы он был!! Он встает и идет варить кофе. Мое сердце медленно сжимается. Я знаю, что будет потом. Я знаю это по минутам. Сейчас он спросит – что мне сделать к кофе. Потом я услышу, как он ставит кофеварку на плиту. Потом он зайдет, и, улыбаясь, даст мне полотенце. Потом я выйду из душа и прижмусь к нему. Потом я опять виновато и глупо буду смотреть на него и опять скажу, что мне очень хорошо с ним. А он опять как-то удивительно поцелует меня и скажет свою знаменитую фразу: «Главное не влюбись!!».
Эта фраза меня отрезвляет. Всё теплое, уютное и трепетное — куда-то отходит. Я начинаю слышать посторонние звуки, ощущать прохладу и горечь крепкого кофе.
— Хочешь, я помою тебе с собой пару яблок?
— Нет, у меня встреча. Ланч. Там перекушу.
— Смотри, как скажешь.

Как скажешь?
Как?
Хочу, чтобы он будил меня с утра сонную и злую. Чтобы щекотал пятки, и с хрустом раздергивал шторы. А я ныла и орала: «Еще пять минут». Чтобы он приходил усталый. Молча валился на диван, и говорил: «Малыш – пять минут не дергай меня».
Но как в песне «…только это все ложь, это сказки для зэков…» (С).
— Что у тебя на выходные,- он аккуратно наливает мне кофе,- Молоко будешь?
— Везу сына на тренировку к 12. Потом стандартно – кино, ужин, поболталки.
— Супер.
— А у тебя?
— Яхт-клуб, потом в тир пострелять, потом домой овощить. Кино посмотреть. Хочешь – заползай?

Хочешь? Хочу. Хочу не уползать. Хочу свернуться у него на коленях и лежать, чуть повернув голову, чтобы он мог почесать меня за ушком.

— Хочу. Заползу.
— Отлично,- он подводит голосом черту и убирает в мойку свою чашку,- Я в душ, и погнали.
— Погнали,- также бодро говорю я.
В планшете 12 писем с пометкой «срочно». В телефоне 23 непринятых вызова. Вот она расплата за два часа женского счастья бизнес-леди. Он уходит в душ. Мой день потихоньку входит в свое стандартное будничное русло. Вся нега и томность, в которой я пребывала последние минуты – испарилась и осела, как пена в ванной. Я спокойно выслушиваю по телефону доклады сотрудников. Он заходит в кухню.
— Ну, что, всех победила?
Он целует меня в основание шеи. Он застал меня врасплох. Я не хочу, чтобы он знал меня сильной, волевой и целеустремленной.
— Нет!!!
— Кто еще не пал ниц?
— Ты!!
— Да прекрати, я давно у твоих ног,- смеется он.
Ловлю себя на мысли, что очень хочу спросить какие у него планы на следующий вечер, во сколько он вернется, что мы будем делать. Завязываю себе рот на узелок, чтобы эти вопросы не вывалились. Это не закрытая тема. Просто когда-то раньше он отшучивался, уходил от ответов. А потом я просто перестала их задавать. Какой смысл…
— Ау!!!
Он разгоняет мои мысли требовательным щелчком дверного замка.
— Пора-пора
— Покоя сердце просит,- машинально подхватываю я
— Идут за днями дни
— И каждый день уносит…
Он не успевает открыть дверь, как ее рывком распахивают с другой стороны. Сначала раздается тихий хлопок, и я вижу, как он отлетает в угол. В прихожую вваливаются двое. Один подскакивает к нему и, наклонившись, что-то делает с его руками. Второй моментально захлопывает дверь, зажимает мне рот и практически вдавливает в стену.
— Молчишь и медленно выдыхаешь через нос. Если поняла – моргни два раза.
— ….
— Отлично. Сейчас я уберу руку и заклею тебе рот скотчем. От греха подальше. Поняла?
-….
— Отлично. Повернись лицом к стене, и руки назад.
Он быстро накидывает мне на запястья тонкую пластиковую полоску и затягивает мои руки.
— Ну, что там?- поворачивается он к напарнику.
— Минут пять побудет в отключке. Штурмовые патроны дело серьезное.

Он опять поворачивается ко мне.
— Я не буду тебе рассказывать страшные истории. Хорошо?
Я киваю.
— Сейчас Саня очнется и дальше будет понятно, чем все закончится.

Я чувствую, как меня начинает трясти. Я сползаю по стене, забиваюсь в угол между стеной и шкафом-купе и стараюсь не закричать. Это мне удается плохо, и я мычу. Второй обращается к своему напарнику:
— Принеси воды, видишь у нее истерика
Он наклоняется ко мне.
— Я понимаю, потерпи, все будет хорошо. Я сейчас отлеплю скотч, ты выпьешь и успокоишься. И – мы помним – не кричишь. Хорошо?
Мне не хватает сил кивать, и я просто быстро трясу головой. Он аккуратно отдирает край скотча и, придерживая стакан, дает мне попить.
Он оборачивается к Сашке. Тот уже открыл глаза и дышит тяжело.
— Санек, привет! Голову не ломай, ты нас не знаешь. Но это не беда. Беда будет – если ты нас не услышишь. Или услышишь, но не захочешь понять! Ты как, оклемался? Дыши глубже.
— Дышу
— Отлично!
— К тебе есть вопросы, но самое для тебя неожиданное, что часть ответов мы знаем. Но и это не беда. Беда в том, что на те вопросы, на которые нет ответа – нужно ответить очень быстро. В он-лайне. Ответишь?
-А вопросы какие?

Я вижу, как сузились его зрачки. Что происходит. Кто они? Кто он? Почему это все происходит? Почему это все происходит со мной? Если я поплачу, может они отпустят? Хотя вряд ли. Судя потому, что разговор они начали с выстрела – сентиментальность не их черта.
— Сань, давай я пролью свет на кое-какие моменты, которые…
— Хорош рисоваться, что надо?…..


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *