May be, or not…

Серебристый кабриолет сзади меня внезапно залился огнями, игриво заморгал и засигналил распугав всех на дороге. Затем дерзко и бесцеремонно растолкав машины, почти обнял мой джип, я бы даже сказал, практически положил мне голову на плечо. Окно с водительской стороны медленно поползло вниз, и я увидел дерзкую и непокорную челку, а под ней – ее улыбающиеся глаза. Если бы не расстояние в несколько лет, которое пролегло между нами, я бы сказал, что ее глаза сочились радостью и счастьем от нашей встречи. Она выскочила из машины, как и тогда, точнее – как и всегда: быстрая, изящная.
— Привет. О, господи, я так… Ты не представляешь, как я рада тебя видеть.
— Давай отъедем, а то мы перегодили пол-улицы
— Зануда!!! – она весело рассмеялась, — Только не исчезни!!!
Мотор ее машины взревел, «слики» обреченно взвигнули, и она – не переставила свою машину, она перебросила ее.
Она схватила меня за рукав и вытащив из машины, просто впилась в меня своими глазюками.
— Как ты, что у тебя происходит, что нового?- теребила она меня, не отпуская рукав, точно боясь, что я исчезну.
— Да все в порядке. Жив, здоров, весел.
— Ну, рассказывай, — она на мгновенье опустила голову и взглянув на меня из подлобья, прикусила губу и прижалась ко мне, — Прости меня. Прошу. Я поступила тогда очень по-свински. Я все это время хотела позвонить, но чем больше хотела, тем больше боялась. А потом уже было поздно. Ты сам всегда говорил: «Все надо делать вовремя». Пожалуйста, — она поцеловала меня в шею, — не молчи.
— Все хорошо, — я улыбнулся на столько широко, на сколько мне позволяли мышца моего лица.
Она ощупывала меня своими глазами, как военный самолет пролетая запрашивает позывные: «свой-чужой». Она уткнулась мне плечо лбом и обняла меня. Я слегка обнял ее и чуть убрал плечо, чтобы не испачкать рубашку ее косметикой. Она обмякла, улыбка стала натянутой и фальшивой.
— Не простишь?
— Зачем?
— Просто, чтобы… — она замялась, и растерянно улыбнулась, — не знаю.
— Видишь, ты сама не знаешь, — я взял ее ладошку и прикоснулся к ней губами, — как твои дела?
— Да, все хорошо, — она отмахнулась от моего вопроса и вцепилась мне в рукава свои крепкими пальцами, — Прошу тебя. Не отталкивай меня сейчас. Ты же не знаешь, сколько времени я караулила тебя на это улице, чтобы вот так вот случайно встретить.
Плечи ее обессилено обмякли. Глаза стали тусклыми, челка уже не торчала победным флагом. Я прижал ее к себе. Она ткнулась мне губами в грудь и откинувшись, впилась в мои глаза:
— Скажи мне что-нибудь, пожалуйста!!!!
Я смотрел на нее медленно. Нарочито медленно. Очень медленно. Медленно, как только было возможно. На лицо, на губы. Я поцеловал ее руку и тоже медленно и внимательно посмотрел на ее пальцы. Шум улицы отступал. Я не торопясь переводил взгляд с ее глаз на морщинки вокруг них, на блеклую кожу. Мой взгляд смаковал каждый миллиметр ее тела. Она сжалась, и скорее была похожа на маленького, испуганного котенка.
— Ты не рад, ты жалеешь, что мы… что я встретила тебя сейчас.
— Я, — я выдержал паузу, — Я рад.
— Правда?- Ее лицо вспыхнуло светом, — Правда, — она требовательно заглядывала мне в глаза.
Я не отводил глаз и внимательно смотрел на нее. Я улыбнулся.
— Я рад, я рад тому, что тогда, не успел сказать тебе: Выходи за меня замуж.
Я с удовольствием смотрел, как помертвели ее глаза и лицо.
— И мне очень радостно от того, что это ты сейчас стоишь здесь, и пытаешься выудить из меня хоть слово моего расположения.
— Ты же не знаешь… ты бы мог… в конце концов…
— Видишь, как оно все получилось: Если к другому; ну ты же сама знаешь…


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *