Материнство

Затвор флегматично лязгнул, сплюнув горячую гильзу. Снег слегка зашипел и чуть подтаяв, вновь стал неприветливо холодным. Три молодых охотника суетливо, проваливаясь глубоко в снег, догоняли подранка волка. Темные капли крови, предательски оставляли на снегу следы.
— стой,- вдруг крикнул один
— что такое?
— оставь его
— почему? Пожалел, что ли?
— он нас от норы уводит, там наверняка щенки
………………………………………………………………………………………..
Они стояли у разрытой норы. Волчица, злобно ощерилась, казалось, что все шерстинки стоят на ней дыбом. Она была похожа на кобру, расправившую свой капюшон, и замершую на секунду перед смертельным броском. Где-то в приближении раздался вой.
— блин, он что, возвращается
— кто
— млять, кто, волк, в кожаном пальто
— он, что дурак?
— он… он — зверь…
— а говорят, что у зверей инстинкт самосохранения развит сильнее, чем у людей.
— людей развито только чувство пожрать и посрать, — буркнул один.
Волчица оскалившись смотрела на них чуть снизу. Внезапно сбоку раздался шорох.
— в сторону,- крикнул кто-то из охотников
Раненый волк… если бы это был человек, то можно было сказать, что он молча вышел и встал перед ними. Раненый волк выполз на разрытый пятачок, и встал перед волчицей и охотниками.
— ну что, валить его?
— да уж вариантов немного
— давайте, я беру его, а Вы волчицу
— стреляем одновременно?
— да, и щенков не упустите
— твою мать…
Волк сделал несколько шагов вперед.
— стреляй
— бля, что он делает.
Волк, медленно, совершенно не напряжено сделал еще шаг в сторону охотников.
— что ты стоишь, он прыгнет
— хер он прыгнет, кровищи столько вышло
— пацаны… смотрите…
Волк сделал еще шаг в сторону охотников и лег на снег. Затем он поднял голову, посмотрел на охотников и перевернулся на спину, открывая беззащитный живот. Сзади за ним тоскливо завыла волчица, и как-то очень беззащитно с подвыванием тявкнули щенки.
— что…ЧТО он делает то
— блять…себя отдает
— на хер… уходим
— ………………………………….

…я стол в огромном холле родильного дома. С одной стороны за стеклом были игрушки, памперсы, детская одежда. С другой дверь, за которой… Я задумавшись смотрел на лица женщин. Вот оно генетическое чувство материнства. Вне зависимости от национальности, возраста, благосостояния. Желание рожать, заботиться, мучиться. Желание дарить жизнь. Даже? наверное? не так. Все внешние атрибуты были нивелированы здесь. Здесь они все были матерями. Нет, не так. МАТЕРЯМИ.


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *