Маленький офицер

— Барин, ну может чайку?
— поди прочь, дурак, оставь меня в покое
Дверь скрипнула, отсекая морозный дым. Молодой поручик, накинув на плечи шинель, зябко съежился у стола. Его даже нельзя еще было назвать молодым, скорее маленьким. Он сидел обреченно и испуганно глядя на стол. Там лежали какие-то бумаги и стоял стакан с водкой. Он вскочил, шинель соскользнула с плеч, и ему стало вновь зябко. Он схватил стакан с водкой и попытался залихватски опрокинуть его в горло. Поперхнулся, закашлялся, слезы брызнули из глаз. Крепкие, грубые руки схватили его.
— барин, ну что с Вами, ну негоже Вам на ночь пить. Ну, барин
— Михалыч…Михалыч…
Маленький поручик расплакался, уткнувшись в бороду своего «дядьки».
— ну, будя Вам, будя. Что это Вы вдруг. Что случилось, барин?
Тот мгновенно, будто взяв в себя руки, отпрянул.
— ничего, все хорошо, иди… на вот тебе на водку
— Владимир Алексаныч, что это ВЫ…
— все, поди…
Мальчик-поручик сел у стола – «…боже…боже… как же теперь. Зачем. Зачем. Как глупо. Позарился на сто рублей. Стыдно то теперь как. Господи, позор то какой. Проверяющий сразу увидел, и указал на документы. И утром, сказал, быть у него с докладом. Как смотреть в глаза людям?».
Он стал, подошел к столу и достал наган.
«…как это просто…и ужасно… маменька сразу заплачет, а папенька…папенька подымется, наверно, к себе наверх и надолго закроется в кабинете…».
Холодное равнодушное тело пистолета лежало на столе, как змея. Одним глазом смотря и решая – укусить, или уползти.
«…честь… а жить…так хочется жить… да, плевать на всё… я ведь даже толком еще не напивался, даже целоваться довелось лишь так, на бегу. На летней даче, с крестьянскими девками. Они так смеялись надо мной…».
За окном занимался рассвет. Пробежал генеральский денщик с самоваром.
«…скоро будут трубить подъем… не хочу… ну и пусть все знают…плевать… ну подумаешь… я еще молодой, я еще сумею очистить свою честь…» убеждал он себя, но уже с ужасом понимая, что слово честь – это не слово… Честь офицера, дворянина, это нечто большее. Именно в это мгновение, он вдруг стал взрослым. Спокойным и сосредоточенным. Он встал, застегнул китель. Это же так легко и просто, поступать по чести.


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *