Куда-то (опять аэропорт, Карл)

Опять аэропорт. Этой фразой я начинал сотни своих опусов.
Опять аэропорт. Опять состояние разорванности, и ощущения себя, вне реальности настоящего. Я сижу, конечно же, в углу какого-то кафе, в аэропорту г.Ницца.
Ницца, Карл, Ницца.
Знаешь, Карл)))) это совсем небольшой аэропорт. Совсем. Он по-французски равнодушный, и, немного, не то, чтобы грязный, так — неопрятный, что ли.
Ты же знаешь, как я люблю «зависать» вне времени и вне дороги. Как я напитываюсь всем проходящим мимо меня. Всеми обрывками взглядов, недосказанных слов, нерасплакавшихся глаз, равнодушных прощаний или бесстрастных, обыденных встреч.
Я был на гонках. Мы отгонялись в море четыре дня. Так себе. Ни шатко, ни валко. Золотая серединка. Вся команда — четыре человека, и все мы из разных городов. Иногда судьба, силами организаторов, собирает нас в одну команду. Мы встречаемся всегда немного невозмутимо. Покалывая друг друга, вооружаем яхту. День-другой тренируемся. Гоняемся. Поругиваемся. Но, не по поводу, а тонуса для. А потом финиш. И мы почти всегда очень быстро убираем паруса, моем лодку, прощаемся с соперниками и судьями, и уезжаем в аэропорт.
Все мы летим в Россию, и плюс минус у нас соседние рейсы. И мы, стоим в середине зала, и немного смущенно, а поэтому чуть деловито прощаемся. Жмем руки, хлопаем по плечам, прикасаемся щеками, и расходимся, не оборачиваясь. Но каждый раз, в какой-то момент, кто-то оглядывается. И затем оглядывается кто-то еще. И возникает какая-то легкая заминка. И мы все смотрим друг на друга в каком-то небольшом замешательстве. Вроде все сказано, но что-то еще требуется договорить. И кто-то, из нас, криво улыбнувшись, пожимает плечами. Кто-то разводит руками.
Видимо от того, что аэропорт не наш — нас никто не толкает, все деликатно обходят наше молчаливое прощание стороной. И мы стоим, а перед нами пустое пятно. То ли это ожидание будущей встречи, то ли — терпкая наждачка расставания.
Я улетаю позже всех. Паспортный контроль по очереди поглощает их. Махнув их спинам на прощание, я забиваюсь в угол кафе и достаю ноут.
Я представляю, как их встречают. Как они будут выходить в российскую ноябрьскую прохладу. Немного ежась и отыскивая глазами – кто встречает. Обязательно к ним должны бежать навстречу, проталкиваясь сквозь таксистов и остальную аэропортовую публику. Кстати, болтаясь по аэропорту г.Ницца я любовался объявлениями и рекламой вертолетного такси. Представляешь? Ты выходишь, а тебя окружают люди с ключами в руках и предложениями: Вертолет до города не дорого.
Знаешь, Карл, я прилечу, и увернувшись от ненавязчивых таксеров, покачу тележку со своей гоночной амуницией в сторону парковки. Я брошу в багажник своего джипа сумку. Пока машина будет прогреваться, я найду какую-нибудь, подходящую моему возвращению музыку. Поосновательнее закутаюсь в свое, питерское одиночество и поеду домой.
Квартира встретит меня запиской на столе, от забежавшей старшей дочери: Папуля, с приездом. «Home sweet home»,- пробормочу я фразу, здороваясь с родными стенами. Тишина приветливо мазнет меня по щекам прохладой дома, в котором меня не было несколько дней.


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *