Куда-то (еще)

Все замыкалось в петлю, или окружало меня крепкой удушливой стеной. Было бы конечно прикольно и стильно, если бы это была петля Мёбиуса. Но это была самая обычная удавка. Такой еще ловят ядовитых змей, или вешают пиратов на реях; и они смешно дрыгаются. Сытое спокойное благополучие смердило и угнетало. Надо было сорваться или вырваться, или убежать. Что, в принципе, было одно, и тоже. Как и многое в моей жизни, так и это – было экспромтом. Скука и однообразие бытия в очередной раз стало критическим. Разогнав приторный кофейный аромат, и неожиданно для самого себя: выплеснув в раковину недопитый вискарь; я забронировал билеты в Португалию. Чтобы отрезать себе трусливый шаг назад, я забронировал еще и машину. Зная себя – главное не останавливаться и не делать пауз. Когда я так действую, всегда успех. Малейшая заминка и всё, фиаско. Я могу чего-то добиваться только в нон-стопе.
Сижу в аэропорту, но того озорного куража, который был – нет. Списываю это на усталость дороги. Жду, когда самолет вгрызется в сырое финское небо, и я приму на душу граммов 100 чего-нибудь обжигающего горла, и утихнет мой (какое красивое слово) сплин, и временный покой и равновесие на некоторое время воцарится в моем организме. Обманываю себя, что вот, еще чуть-чуть и неутоленность и неуспокоенность – утолится и успокоится. Вру себе, подливая алко; утешаю себя, раскуривая сигару; договариваюсь с собой, провожая в душ очередную подружку.
Затянувшиеся поиски себя в себе и в окружающем мире похожи на бег трусцой. Когда уже нет того пружинящего и мощного толчка об землю, а ты просто семенишь; елозишь по асфальту своими сухенькими, немощными ножками. И вроде бы надо остановится, чтобы не смешить окружающих, и самому не позориться; но, тем не менее – переступаю с места на место, семеню – убеждая, притчей о лягушке попавшей в бочку с молоком.
Надоедает писать унылые, сопливые тексты. Хочется – бойкого, озорного, веселого!!! Как сейчас говорят – пазитифффнага!!! Даю себе очередное слово: сменить стекла в очках на светлые и радостные; вдохнуть полной грудью и выхаркать из себя все темное и вонючее; и заискриться аки алмаз. Заиграть, запереливаться и засиять.
Лед в пластиковом стаканчике с виски, растаял, размывая границы. Настроение медленно и неуклонно повышалось. Счастье в душе и любовь к ближним и окружающим меня людям – набирало критическую массу радости и грозило перелиться через край и обдать стоящих рядом тугой струей хорошего настроения.


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *