Каляка-маляка

Чем больше жена рассказывает о том, как она замоталась сегодня на работе и как она была вынуждена куда-то везти передавать документы. Тем яснее я понимаю, что она врет. Видимо по-моим глазам она понимает, что я не верю. И тогда ее рассказ начинает изобиловать мелочами и подробностями, которые должны меня убедить, что все было именно так, как она говорит. Она говорит все более активно, ярко, жестикулирует, смеется. Но постоянно выдавать экспромты не получается. В какой-то момент ее фантазия иссякает, она делано всплескивает руками: «Блин, я же забыла Светке перезвонить». Она выходит в прихожую, ищет в сумке телефон. Потом я слышу, как она натужно и долго говорит. Она не идет в комнату, чтобы удобно устроиться на диване и спокойно, смакуя — пообщаться с подругой. Затем она возвращается в комнату.
— Пойдем ужинать?
— Пойдем.
— Ты какой-то странный, что-то случилось?
В этот момент у меня в душе разверзается бездна. Сказать, что: Да, произошло! Я чувствую, что ты меня обманываешь и т.д.
Это значит…значит, что обратного пути не будет. И эту приоткрытую дверь, надо будет открыть нараспашку; а кто его знает, что за ней прячется. Может там легкое смущение, извинение, объяснение и примирительные объятья.
А может наоборот: Она устало сядет на пороге и скажет: Ну, и к лучшему, что ты все узнал….
Не сказать, промолчать — тоже не возможно. Потому, что если ты останешься с этим один на один внутри, то будешь обязан снаружи делать вид, что — ничего не произошло. Все ок!
Я вспомнил, как мне случилось играть в карты с шулерами. Не знаю как, но я почувствовал это. Потом мне показалось, что они обмениваются какими-то незаметными знаками. Я не мог встать, и что-то предъявить им – не было явных оснований. Прекратить игру тоже было неудобно. Я изобразил резкую боль в животе и сославшись на понос, вяло откланялся.
Сейчас было тоже самое. Есть такой термин у судей – «…по внутреннему убеждению…».

— Почему ты молчишь?

Она кладет мне руку на плечо, смотрит в глаза.

— Ты не заболел? Дай я лоб потрогаю.

Она тянется, но я погруженный в свои мысли инстинктивно отшатываюсь.

— Блин…знаешь что…

Она порывисто отворачивается, но я отмечаю, как она украдкой, но испытующе бросает на меня внимательный взгляд. Сейчас она должна пойти по пути «почемутымолчишь…чтопроисходит…». Дальше, обязательное недоумение и обида. И потом уже я начну стучаться к ней.

Меня охватывает полная апатия. Я вышел из системы и теперь вижу ее со стороны. Все происходящее становится пресным и плоским. Похоже на детский рисунок, в котором все просто и понятно. Солнышко, луг, лес, речка.

И где-то там, в лесу, притаилась каляка-маляка…


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *