Глава 9 (Питер-Москва, 7.55 утра)

Мне кажется, что я собственными мышцами ощущаю с какой натугой турбины перемалывают густые мокрые облака. Они как вата пытаются набиться в них и остановить наш взлет. Мне кажется, что я сам в унисон с турбинами напрягаюсь и начинаю гудеть. Внезапно, самолет вылетает из крепостной стены питерских облаков, и яркое солнце бьет в иллюминатор. Я даже прищуриваюсь, настолько неожиданно это происходит. Внезапно в душе, которая спряталась там в глубине тела, надежно укрытая одеждой и кредитными картами, просыпается какое-то щемящее чувство щенячей растроганности. Такое поросячее ощущение радости. Знаете, так бывает после первой стопки, когда хочется схватить кого-нибудь за руку, и ничего не говоря, просто преданно смотреть в глаза. Я глубоко вздыхаю, прикрыв глаза…

— ну, пожалуйста, не обижайся
— ты же знаешь – я не обижаюсь на молодых красивых девочек
— раньше ты добавлял: глупых
— теперь неудобно, все-таки достаточно близки знакомы
— ну, я прошу тебя, прости меня, пожалуйста
— за что?- (самое главное сейчас не расслабиться и не пуститься в разговоры, что и почему)
— ну, за мое поведение, за мой характер
— мы уже проходили это
— я больше не буду
— не будь
— почему ты такой жесткий
— я? У меня просто нет больше сил на понимание тебя
— ты меня не любишь больше?
— люблю…(а вот дальнейшее дается тяжелее всего), просто не хочу больше с тобой жить
— я не понимаю тебя
— мне очень жаль, что ты стала переживать только тогда, когда собрал вещи
— ну, это ерунда, человек не может из-за….
— ок, не может… пожалуйста, не унижай себя
— ты меня не любишь, ты нашел другую бабу, да?
— я ушел к тебе от жены родившей мне ребенка. Все пять лет я только и делал, что доказывал тебе свою любовь; преодолевая твое
самолюбие и твою гордость….

— молодой человек!!
— а, что? – блин, задремал что ли
— сок, пиво, вода
— томатный сок
Я с удовольствием рассматриваю стюардессу. Такое изящное возвышенно существо с неба, или в небе. Я пытаюсь поймать ее взгляд. Мы встречаемся, одна задерживает свои глаза ровно на секунду больше чем нужно. В эту секунду я скольжу своими глазами вниз по ней, так, чтобы она поняла двусмысленность моего взгляда. Интересно, она в чулках или колготках?
— что-то еще?
— можно вопрос? – я улыбаюсь как можно более обезоруживающе
Я вижу, как ее напарница с другой стороны тележки, греет уши, пытаясь уловить, о чем мы говорим.

Херня все это. Пустая трата времени. Она за день на рейсе, насматривается и наслушивается такое количество двусмысленностей, что я просто потеряюсь в серой пелене стандартных мужских самолето-лиц .

— Вы что-то еще хотели?

Видимо она что-то почувствовала в моих зрачках, я вижу, как не по-официальному отзывчиво дернулись ее глаза.

— не… все нормально. Спасибо…

Я сижу в заднем последнем ряду салона. Я дал денег на регистрации и не смотря на забитый битком рейс, ко мне никого не подсаживают. Достаю КПК, читать лениво. Осточертело перечитывать, переживать, пережёвывать чужие страсти и ощущения. Как сказал Жванецкий – «…хватит смотреть на мир глазами Сенкевича…»(С). Поднялся и зашел в туалет. Внимательно смотрю в зеркало. Отекшее от постоянных перелетов лицо. Глаза с красными прожилками сосудов. Выхожу и сталкиваюсь с девочкой стюардессой лоб в лоб, нос в нос, бедра в бедра. Мы встречаемся глазами. Я, повернувшись в проходе, все-таки моя спина шире ее плеч, закрываю ее от возможных взглядов – целую ее в губы.

— мне попросить извинения сейчас, или Вы надаете мне по лицу чуть позже?

Похоже ситуация совсем вышла из-под контроля. Я вижу, как она замерла. И рассмотрев ярко раскрашенными ресничками и детские глазки, делаю смущенный вид.

— извините меня, мне правда неудобно. Ну..ну..ну не смог удержаться.

Краска медленно заливает ее лицо, и похоже не только ее. Чувствую, как сам краснею.

— пройдите, пожалуйста, на свое место
— да, конечно

Опускаю свой напряженный зад в кресло. Девочка симпатичная. Может? А смысл? Насколько я ее старше? Да и опять, нет желания ввязываться в отношения, а потрахаться и так есть с кем. Решив для себя эту дилемму, закрываю глаза и настраиваюсь на переговоры.

— Вам чай или кофе,- похоже, совсем замотался, умудряюсь засыпать на ходу
— кофе

Она протягивает мне маленький подносик с чашкой и вопросительно смотрит на меня. Видимо принятое мною решение явственно проступает на моем лицо, что этот холод настолько ее поражает. Мне даже кажется, что в уголках ее глаз что-то заблестело. Да, ну. Какие глупости. Рассинтементалился старый павиан. Боже мой. Смутил и очаровал девочку. Вспомни надпись в мужском туалете над писсуаром: «Не льсти себе, подойди поближе».
Выхожу на трап. Сырой воздух. Как конь вожу ноздрями. Вдыхаю полной грудью. Блиныч. Люблю Москву. Есть в ней драйв, жизнь, энергия.

— проходите, пожалуйста, в автобус,- слышу я сзади.

Я оборачиваюсь и вижу ее. Я впиваюсь в ее зрачки и пытаюсь увидеть там, то, что я себе нафантазировал. И сам не понимаю зачем,
спрашиваю:- когда обратно?
— 18.50
— я не смогу поменять билеты, у меня встреча

Я проиграл. Я вижу, как цветочки в ее глазах медленно превращаются в крупинки льда. Ей даже не нужно ни чего говорить, мы оба поняли.
Она благосклонно перешагивает через меня. Мда – капитулировать нужно вовремя.

Илья как всегда пунктуально подает машину.

— с приездом!
— с приездом, пробки?
— а куда без них
— есть выпить в машине
— есть
— давай…


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *