Черновик 2 (без названия)

… да… я мечтала о похищении. Я грезила наяву. Я даже сейчас фантазирую об этом. Лежа в ванне, в пене, в крему, в запахах. Я левой рукой сжимаю свое правое плечо, так что мои груди становятся твердыми. Правая рука медленно, как бы нехотя, опускается вниз. И я сначала, почти не заметно, почти не касаясь; как бы случайно. Невзначай. Начинаю фантазировать. Это могло быть в субботу. Да, точно. Именно в субботу. Днем.

Да… как же это было бы. Сейчас я вспомню…

Точно. Эта была суббота.

Я готовилась в гости. На мне была белая длинная льняная рубаха на голое тело, потому, что я накинула ее, услышав звонок в дверь. Поскольку она была длинная, то я не стала одевать юбку. Лишь запахнула рубашку посильнее, чтобы не был виден край чулок. Я же собиралась в гости, как я уже сказала, и была почти готова. По идее мне уже пора было выходить. Оставалось надеть узкую юбку и уложить волосы. Звонок в дверь был настойчив. Я тряхнула головой, мои черные длинные волосы, были еще чуть влажные и поэтому тяжелые. Решив, что Игорь посидит на кухне, я открыла дверь. Дверь рывком распахнулась.

Дверь рывком распахнулась. Парень в рубашке навыпуск, смуглый, хищный, жилистый. В этих, как их называют – подтяжки, не знаю, в общем такие широкие типа ремней через плечо, в них были воткнуты два пистолета. Он резко вошел.
Я даже не успела ахнуть, как его левая рука прикоснулась к моим губам. Именно прикоснулась, он не стал затыкать мне рот. В его руке был нож, я не знаю, как он правильно называется. Холодное лезвие обожгло мне губы, и я была практически парализована.
Он втолкнул меня в прихожую, и прижал к стене. Вслед за ним вошли двое, и молча и деловито закрыв дверь; ловко стянули мне руки,  чем-то сзади и залепили рот скотчем.

— оба, к окнам, и смотреть,- негромко скомандовал Смуглый,- теперь ты,- он повернулся ко мне.

Я так и стояла, в чулках, с влажными черными волосами и к тому же от этих движений моя рубашка распахнулась; и все что закрывало мою плоть – были только узкие трусики.

— теперь ты,- повторил он, глаза его сузились. Не буду врать, что я не понимала от чего. Метр семьдесят пять, черные волосы, узкие бедра, плоский живот, зеленые глаза и …пардон – хороший второй размер. Практически не оставлял мне шанса.

Он подошел ко мне. Развернул меня. Я почувствовал, что руки мои освобождаются. Повернул обратно.

— для начала застегнись. То, что здесь происходит, тебя лично не касается. Тебе просто не повезло. Понимаешь?

Я кивнула.

— сама сможешь отлепить скотч?

Я кивнула.

— тебя как зовут?
— Инга
— Инга, все очень серьезно. Мне бы не хотелось тебя пугать глупыми словами. Но – мы без масок, нам свидетель – не нужен. Да нам и ты не нужна. Слышимость здесь – плохая. Будешь орать – никто не услышит, а я нож воткну тебе прямо в глаз. Понимаешь?
— ну, что ж тут не понятного. Я в любом случае труп?
— не знаю,- взгляд его ощупал меня так явственно, что мои соски, не смотря на жуть момента, стали твердеть. Или может, это было от страха…
— не знаю,- повторил он,- это не наш бой
— Вы киллеры?
— у тебя кофе есть, не растворимый?
— да
— иди ставь, сделай бутерброды; только хлеб подсуши

Несколько раз звонил Игорь, но я любуясь на черный ствол пистолета, сказала, что не приеду. Хочу побыть дома одна, и ко мне приезжать тоже не надо. Темнота облепила гостиную. Двое у окон, один в спальне, другой в моем кабинете, что-то мурлыкали на хорошем испанском.
Как менеджер по ВЭД, я хорошо понимала 4 языка. Но со Смуглым они перебрасывались на незнакомом мне наречии.


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *