Пиковая Дама и Фарадей

Счастливая звезда безоблачного студенчества зависла в верхней точке, и готова была рухнуть вниз. Отношения с преподавательницей по электротехнике были не очень, но Аркашу всегда выручала:
— природная смекалка
— неплохие знания
— национальная изворотливость

Но сегодняшний день был не его. Стихийное предложение выпить немного пива, растянулось во времени и пространстве. Сейчас сидя на первой парте, даже мечтать о чем-то, не было никаких сил. Все, что могло спасти это – комната с зашторенными окнами, кровать, и немного пива. Хотя бог с ним – с зашторенными окнам. Дайте кровать и немного пива. И спать. Спать…ть….ть.

Преподавательница была взрослая, и со стажем. Аркаша раздражал ее даже не столько пятым пунктом, сколько наличием ответов на все вопросы. Все бы ничего, но отвечал он всегда с легким снисхождением и уверенностью. Это бесило. Вступать в открытую конфронтацию было нелепо, и максимум, что она позволяла – это иногда задавать хитрые и каверзные задачки, чтобы он, увлекшись их решением, не мешал ей сеять разумное-доброе-вечное.

Сегодня был ее день. Апофеоз. Торжество справедливости. Надо было только не торопить события. Надо было аккуратно подготовить почву, и уже после этого сбросить с Голгофы этого студента.

Ее опытному глазу все было понятно, а легкий шлейф запахов, который он источал, не оставлял никаких сомнений. Конечно, можно было удалить его с лабораторной работы по формальным признакам. Но победа по очкам была ей не нужна. Нужен был чистый нокаут.

Аркаше было плохо и ужасно. «Электричка» не торопясь глумилась над ним, задавая разные вопросы, на которые он отвечал с опозданием и не впопад. Мозг отказывался от всего. Думать, двигать губами. Даже надежда на физическую память в пальцах – начну писать и вспомню – дала сбой. Выход был один. Саркастично молчать.

Он вспомнил историю про проверку на боевом корабле. Когда молодой лейтенант из штаба решил докопаться до мичмана отвечающего за пожарную безопасность то ли в отсеке, то ли в рубке. По уставу, или по правилам на пожарном стенде должны были присутствовать багор, ведро и лопата. Багор был! Кому он нужен на корабле? Никому. Ведро периодически таскали матросы и ставили в нем брагу. А лопата. Ее успели быстро выстрогать пока, лейтенант испугано подымался по неустойчивому штормовому трапу. Брагу быстро перелили, ведро повесили. Глумливо ухмыляясь, вредный лейтенант достал книжечку.
— Ну, что мичман, в целом все ничего. Сейчас проверим стенд. Вы же помните – три замечания – это выговор и неполное служебное.
— Так точно.
— Ну, что. Из ведра, чем воняет?
— Проводили тренировки по тушению.
— Так. Багор. Так. Лопата не по уставу. Длина – раз замечание. Черенок не отшкурен, в занозах. Еще замечание,- лейтенант, как удав, гипнотизирующее смотрел на мичмана,- Так….ну, что у нас еще,- почти по слогам продолжил он, осматривая лопату.
Мичман молодцевато выхватил лопату, и выдохнув, как индеец Чингачгук, он от плеча, метнул ее далеко в безбрежное море. Штабной, молодой офицер замер, точнее, остолбенел. Мичман, преданно глядя ему глаза, и приложив руку к фуражке, доложил:
— Отсутствие лопаты – одно замечание. Разрешите исправить?

«Электричка» подобно удаву сжимала кольца. Группа тихо замерла, чтобы самим не попасть под раздачу.
— Ну, что, А Р К А Д И Й?

Указка, трезубцем Посейдона, взнеслась вверх. Она быстренько набросала на доске электрическую схему. Положила мел. Не торопясь вытерла пальцы, и выждав некоторое время, повернулась к аудитории.
— Покажите нам, молодой человек, в каком направлении в этой схеме идет электрический ток, питаемый электрогенератором. А кто у нас изобрел электрогенератор?
Сабля тореадора была занесена. Аркадий пошевелил сухими губами. Мнемоника- «свет и день».
— Фара-дей.
— Прекрасно. Ну, а что у нас с направлением движения тока.
— Он движется.
— Куда?
Схема рябила обилием диодных мостов и сопротивлениями…
— Туда.
— Покажите, вот указка.
— На этой схеме электрический ток движется, вот в этом направлении…
Неопытный игрок в покер, всегда первым открывает выигрышные карты, радостно и высокомерно глядя на окружающих.
— Нет! Аркадий! Нет!!!! НЕТТТ!!!!
— Казалось бы,- прохрипел он иссушенным ртом,- А на самом деле – в другую сторону….

«…— Дама ваша убита, — сказал ласково Чекалинский…» (С)