…а, когда — на море качка?

…и вот неожиданно, почти, между прочим, твоя Любимая выдает тебе, этак между делом, что на самом- то деле, ее не все устраивает; и что она думает о тебе хуже, чем ты даже мог предполагать. Безусловно, это говорится не в момент, когда она полирует ногти или красится перед работой. Это было бы совсем театрально и пафосно. Нет, конечно. Но это говорится, например, когда вы ужинаете в выходной, вечером, когда ты расслаблен, благодушен. Когда мир играет мягкими чарующими красками, когда настроение игриво плещется… И вот тут ты слышишь то, что – подбираем глаголы: не хотел, не готов – услышать. Твое лицо непоколебимо, на губах блуждает легкая, мудрая улыбка. Ты невозмутимо смотришь на Любимую (а что тебе еще остается) подняв бокал, ну чтобы спрятать свои глаза, которые выдают тебя с потрохами, сдают тебя полностью и безоговорочно; ведь в голове мечется мысль – бляяя…что теперь делать. Ведь если бы речь шла о каких-либо обыденных вещах, ну там: футбол, баня, пиво, рыбалка, преферанс. То тут понятно – всегда можно найти доводы, причины и резоны; и объяснить – и что, и как, и почему. Но вот в ситуации когда тебе, как в экзотическом ресторане приносят незнакомое блюдо; и ты смотришь на пучок травы, измазанный какой-то вязкой плесенью и видишь как на ней гордо и уверенно возлегает какой-то червь…. И, ты же сам заказал, и надо есть, и надо перед официантом выдержать марку. Тебе же, типа, не в первой есть такое. «…у нас лучшее дифлопэ в Москве…» (С). Ты невозмутимо смотришь на Любимую, в голове судорожно мечется мысль: не — что произошло, а как дальше с этим жить. И, вдруг, ты замечаешь, точнее — считываешь с ее глаз, лица, позе, движении: что ей, в общем то все равно, как ты прореагируешь. ВСЕ РАВНО. Нет, ей не пофиг ты, но ее совершенно не волнует и не пугает твоя последующая реакция. Ты рисуешь легкую улыбку на лице, деловито отвлекаешься на что-то, ну, надо же как-то замотивировать растерянность. Ведь нельзя же показать, что ты обескуражен. Ты обязан, немного равнодушно взирать на все это, что сейчас происходит с тобой. Она аккуратно подносит ко рту вилку: «Рыба обалденная, очень вкусно приготовил, спасибо!!!». Она протягивает тебе бокал и чокается с тобой. «Уберем посуду потом?»,- она целует тебя в щеку,- «Пойду, рухну в спальню, приходи кино какое-нибудь посмотрим».

И тебя вновь терзает, не вопрос – что произошло, а вопрос – что делать, и как с этим дальше жить. Потому, что на вопрос «что произошло» ты ответить не можешь. Тебе же не сказали, что ты: урод, сволочь, дегенерат и т.д. Точнее не так. Тебе не сказали, что с тобой жить не хотят или не будут. Тебе не сказали: уходи. Или – я от тебя ухожу. Неа. Тебе сказали по-другому. Но это «другое» не дает тебе покоя. Потому, как ты сам-то не представляешь, как можно сказать другому человеку, что он плохой и продолжать с ним жить. Это даже на работе не всегда прокатывает. Если сотрудник херовый, то, как с ним дальше работать бок о бок, или спина к спине. А тут тебе раз – и в лоб говорят, что ты не очень….Слава богу не добавляют «….мама (подруги) мне всегда говорили…». Это было бы совсем смешно, прям, по сериальному. Но, что-то с этим делать надо, но ты не понимаешь – что?

И этим вопросом ты начинаешь грузиться, как подводная лодка забортной водой для балласта. И этот балласт тянет тебя все глубже и глубже, пока ты не ложишься на самое дно. Тебя не торопливо раскачивают глубинные волны и течения, и ты в глубине, в тишине начинаешь думать – чо делать…


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *